САМОЕ СОКРОВЕННОЕ ГЛАЗАМИ СЕКСОЛОГА

МАЗОХИЗМ



Приблизительно в то же время, когда маркиз де Сад "выдумывает" садизм, кавалер де Захер-Мазох положил начало тому, что сегодня называется мазохизмом.

Захер-Мазох был женат несколько раз, но всегда выбирал женщин с властным характером. Он устанавливал с ними письменные контакты, декларируя свое страстное желание стать их рабом, готовым подчиняться каждому их капризу и давая им полное право наказывать его за недобросовестное выполнение так строго, как они того пожелают. Нет смысла утверждать, что они не воспользовались этим.

Настоящий мазохизм означает полное подчинение, при котором физическое и душевное страдание являются необходимым условием для достижения сексуального удовлетворения.

Утверждение, что мазохизм является обратной стороной садизма, — весьма примитивная концепция. Кроме чувства боли, между ними нет ничего другого, что могло бы их сблизить.

Мазохист не только склонен, но и желает быть жертвой. Он нуждается в партнере, который создает ему тяжелые испытания. Это первое отличие от садиста, который набрасывается на отказывающуюся от мучений жертву и именно этот факт доставляет ему наибольшее наслаждение.

Вторым различием является то, что садист не испытывает никакого желания доставить своей жертве удовольствие, в то время как мазохист любит заниматься сексом с причинителем его мучений. Это для него способ засвидетельствовать свою признательность.

Третье различие состоит в том, что мазохист не нуждается непременно в партнере, так как может сам наложить на себя разные наказания (разве не это делают члены некоторых монастырских орденов?)

И наконец нужно отметить, что с юридической точки зрения, мазохист не может быть обвинен, в то время как садист — носитель вины, так как совершенно сознательно причиняет другому человеку боль.

Термин садомазохизм может вызвать объяснение, если не ошибочное, то хотя бы двусмысленное. Из него следует, что речь идет о жестокости садиста по отношению к мазохисту или о наличии садистской и мазохистской тенденций в одной и той же личности.

В действительности этот термин используется для обозначения сексуальных игр, которым предаются партнеры в конкретной паре, свободно следуя виражам своей фантазии.

Не будет излишним закончить этот раздел, поговорив о понятии боли, что является общим для природы как садизма, так и мазохизма. Действительно, если допустить (одновременно отрицая это) возможность получения удовольствия от причиняемого страдания, нам будет трудно объяснить, как достичь этой необходимости страдания, и еще труднее — как можно любить страдание.

Боль — нервный сигнал, передаваемый нашему мозгу. Такой и механизм удовольствия. С другой стороны, граница между болью и удовольствием не очень ясна. Щипание воспринимается как боль. Но оно может вызывать и приятные ощущения, если оно осуществляется человеком, которого вы любите и который любит вас.

Ласка — приятное ощущение, если вы получаете ее от вашего партнера, и неприятное, например, от незнакомого в автобусе.

Если кто-то оцарапает вас булавкой, вы слегка вскрикнете от боли, но если вы работаете в саду, только когда вернетесь домой, то заметите, что ваши руки оцарапаны шипами. Следовательно:

1) мозг может преувеличивать, уменьшать или обуславливать чувственные восприятия;

2) повторение одной и той же боли вместо того, чтобы усиливать ее, создает феномен привыкания, что делает ее более выносимой (конечно, в определенных границах).

Эти особенности лежат в основе "сексуальных игр" с садомазохистическими наклонностями. Их авторы констатируют:

1) "эротический шлепок по заду" приятен для обоих партнеров, если они оба воспринимают такие манеры;

2) первые шлепки не так приятны, но позже удовольствие становится настолько явным, что возникает зависимость до такой степени, что сексуальное возбуждение женщины в результате этих "шлепков" приравнивается к возбуждению стимулированием клитора и она достигает состояния ярко выраженного оргазма.