САМОЕ СОКРОВЕННОЕ ГЛАЗАМИ СЕКСОЛОГА

ЭРОТИЗМ И ПОРНОГРАФИЯ



Каждое определение порнографии приближается к идее о "письменном описании или представлении непристойных действий посредством рисунка, фотографии или фильма".

Смущающим в этом определении является понятие непристойного. Оно фокусирует все табу, которые еще сопровождают сексуальность, и особенно представление о том, что некоторые части нашего тела "грязные", что неприлично показывать и, тем более, трогать половые органы.

Когда уже зрелая в проявлениях своей сексуальности пара предается любовным ласкам, подсказанным ей ее инстинктом, воображением и вкусом, ни у кого из партнеров не возникает чувства, что они предаются непристойным действиям. Наблюдая за собственными любовными ласками, они также далеки от мысли, что присутствуют на непристойном спектакле.

А сейчас представьте себе, что написан роман об их любви, в котором детально описываются их сексуальные техники... Представьте себе, что поэтому любовному роману сделан фильм. И роман, и фильм будут считаться порнографическими.

Типичным для всех "почтенных" любовных романов и фильмов является лицемерие. Они рассказывают и показывают любовь, страсть, нежность персонажей, но как только они оказываются в спальне, следует полное затемнение. И неизвестно, что они делают, и, по крайней мере, как они это делают. Все так представляется, как будто влюбленные никогда не любят друг друга. А самое удивительное то, что читатель или зритель как будто бы и не замечает, что что-то не так. Можно даже сделать вывод, что занятие любовью — совершенно незначительный эпизод в жизни любой пары.

Авторы эротических романов и фильмов давно предвидели это лицемерие. Но, с другой стороны, они опасаются, что если описать все совсем откровенно, их произведения не получат права распространения. Таким образом, они используют возможности откровенности в определенных цензурой границах. В таких фильмах или романах герои что-то делают, этого не видно, но можно догадаться об этом. И естественно, что мы никогда не узнаем, как они это делают.

Рассмотрим один пример, позволяющий объяснить эту мысль. Стоящие мужчина и женщина страстно целуются. Это романтическая картина, против которой никто не возражает. Камера приближается к ним. Мы видим их крупным планом. Дама постепенно опускается, следуя телу мужчины. Она исчезает из поля зрения камеры. В этот момент начинает действовать наше воображение, подсказывающее нам, что она упала на колени. Лицо мужчины приобретает выражение, не оставляющее у нас сомнений в том, чему предается его партнерша, скрытая от нас.

Эта сцена не может быть воспринята как порнографическая, но стала бы такой или хотя бы воспринималась как таковая, если бы камера услужливо опустилась вниз и открыла нам ласки губами и языком, предназначенные пенису мужчины.

Этот пример ясно показывает, что разница между любовным, эротическим и порнографическим фильмом состоит в степени отказа от лицемерия.

Но из этого нельзя делать поспешного заключения, что запрещенные для распространения фотороманы или фильмы серии X для специализированных киносалонов являются действительно необходимой и рекомендуемой интеллектуальной пищей для тех, кто интересуется сексуальностью.

К сожалению, трудно не разочароваться бедностью тем и схематичностью диалогов, отсутствием элементарной эстетики в представлении подобных действий, раздражающим недостатком как средств выражения, так и технических средств. И если мы хотим определить различие между эротизмом и порнографией, то оно состоит именно в этом. Проблема весьма элементарна и называется качеством. Можно рассказывать и показывать любой половой акт, но при условии, что это делается художественно и талантливо.

Если автору или сценаристу удастся сделать это таким образом, не используя лицемерных приемов, но талантливо передавая происходящее, его произведение не только не будет воспринято как порнография, но и получит образовательное значение. Подобное произведение подскажет некоторые идеи зрителям, не имеющим воображения. Оно познакомит их с практиками, неизвестными им вследствие пропусков в их сексуальном воспитании. Или воодушевит тех, кто лишен стремления к самоусовершенствованию, чтобы доставить больше удовольствия их партнеру.

Кроме их посредственности, неудобство порнографических фильмов заключается в том, что они демонстрируются в специализированных залах, где женщины чувствуют себя весьма неудобно. Из этого следует, что мужчины сами посещают такие фильмы. Жаль, так как партнерам было бы интересно поделиться впечатлениями подобных фильмов и откровенно обсудить то, что им понравилось и почему. Это дает возможность лучше взаимно узнавать друг друга, что приводит к более полному удовлетворению в интимном плане.

Вот почему необходимо поздравить французский Канал+ за проявленную им инициативу в создании программы, демонстрирующей фильмы, определенные как порнографические (серия X). В большинстве случаев они лучшего качества, чем демонстрируемые в специализированных залах. С другой стороны, все пары могут смотреть их у себя дома, в интимной атмосфере, не смущаемые присутствием других зрителей.

Нужно отметить, что лишь через 6 месяцев после объявления этой программы количество зрителей Канала+ увеличилось с 800 000 до 1200 000 человек.

Совместный просмотр эротических или порнографических фильмов обоими партнерами является предпосылкой для возникновения дискуссии, обмена мнениями. Многие вульгарно представленные сцены совместно не воспринимаются ими. Другие же, такие как садомазохистские сцены, содомия или групповой секс, хорошо принимаются одним партнером, но отвергаются другим. Разговор между ними позволит партнерам не только воспринимать друг друга такими, каковы они есть, но и сблизиться, сделать шаг навстречу друг другу, что впоследствии, когда они перейдут к интимности, поможет им избежать категорических отказов с тяжелыми последствиями.

Эротизм проявляется не только в романах и фильмах. В латентном состоянии он присутствует в душе каждого из нас, даже если проявляется лишь в форме видений. Именно в этом состоит различие между человеком и животными. Именно потому, что обладает врожденным эротическим чувством, человек полностью всеобхватно отдается поискам сексуального удовольствия. Это эротическое чувство воспитывается и развивается с детских лет до чувственной зрелости, которой большинство пар достигают в довольно позднем возрасте. И хорошо, что это так.

Юношей и девушек не волнуют проблемы эротизма. Им достаточно любви, они не стремятся давать ей никаких определений. Им все ясно: они влюблены, хорошо чувствуют себя друг с другом, занимаются любовью, не стремясь к усовершенствованию, получают удовольствие, не занимаясь излишними рассуждениями о том, что они чувствуют.

Чудесно! Но годы идут, хорошие привычки находят себе удобное местечко. И вот из однообразия рождается скука, досада. Если только в это же время, а обычно так и случается, наша фантазия не подскажет нам нескольких спасительных приемов, омолаживающих сексуальное влечение.

В любви все возникает в голове. Когда мужчина получает эрекцию, это результат того, что какой-то эротический элемент затронул прежде всего его мозг. Именно он, мозг, дает приказ кровообращению, и кровь притекает к пенису.

Эротизм присутствует в наших действиях, но до этого он находится в нашем сознании. Человек не решает поступить эротично. Очень часто мы поступаем эротично, сами того не осознавая, так как эротизм — естественное и врожденное состояние нашей души. Только те, кто отрицают его и воспринимают его как плохую мысль или даже грех, лишены его.

Эротизм может быть развит. Каждое выражение эротизма носит в себе семя его продолжения или варианта, или же провоцирует мысль, возбуждающую наше воображение, с помощью которого наши действия приобретают новую эротическую окраску.

Воображение рождает видения. Иногда они бывают жестокими: садомазохизм, изнасилование, тирания. И они стали бы опасными, если бы наш мозг позволил нам привести их в действие. Но к радости, он избавляется от них, трансформируя их в желание сексуальных проявлений, которые в большинстве случаев являются носителями разнообразных моментов сексуальной жизни пары.

Сексуальный маньяк не тот, кто признается, что получает подобные видения. Совершенно нормально и естественно, что человек думает о сексе. Также нормально и то, что наши спонтанные мысли рождают сцены эротического характера. Нормально желать реализации этих видений, так как в противном случае не исключено дойти до состояния возникновения угнетающих навязчивых идей, что может привести к тяжелым отклонениям.

Например:

Она: Я знаю, что он имеет некоторые садистские инстинкты. Когда мы смотрели фильм "История О", он умирал от желания наложить на меня строгое наказание. Но по моей реакции он сразу же понял, что ему будет лучше отказаться. Сейчас же, рассуждая об этом, мне кажется, что было неправильным создавать у него чувство, что я категорически ему отказала. При первом удобном моменте я со смехом предложу ему "слегка нашлепать меня по заду".

Он: Знаю, что ничто не может заставит ее принять мазохизм. Она в самом деле очень мила, когда пытается понять мои желания. Я не разочарую ее и не перейду границ того, что она принимает.

(Частично удовлетворяя свои видения, он снимает с себя напряжение, которое создает ему эта садистская тенденция его характера, и уничтожает вероятную возможность ее развития до навязчивого состояния. Что касается ее, она сможет преодолеть эти эротично-садистские подготовительные игры, если за ними последует убедительная нежность и любовь.)

Эротизм — это все то, что выдумывает наш разум для разнообразия любовных игр и придания им поэтической окраски.

Проявлением эротизма будет, если вы создадите в "комнате для секса" предрасполагающую атмосферу, достигнутую с помощью разноцветного осветления, нескольких зеркал, эротических картин, записей нежной музыки, видеомагнитофона, небольшой библиотечки сексуальных журналов и книг, гардероба, включающего в секс белье и т.д., и т.п.

Заниматься любовью в лесу, в машине, в лифте, на кухонном столе и т. д. — это тоже эротизм.

Мыться вместе — под душем или в ванной — и это эротизм.

Смотреться в зеркало во время любви — эротизм.

Поднести к ужину сосиску с двумя помидорами в одном краю — это тоже эротизм.



ОДЕЖДА

Одежда в качестве средства, используемого женщинами для провоцирования мужчин, дает возможность выбора. Женщины смотрятся в зеркало и если они себе нравятся, то знают или хотя бы представляют себе, что вызовут интерес мужчин.

Когда мы говорим об эротизме одежды, прежде всего, имеем в виду невероятное разнообразие дневного и ночного белья, которое так прекрасно подчеркивает и открывает красоту женского тела (в их число включаем и те модели, которые можно найти только в секс-магазин ах).

Каждая одежда может быть носителем эротического послания. Достаточно расстегнуть лишь одну пуговицу корсажа и оттуда покажется приятная закругленность, боковой разрез юбки небрежно приоткрывает плоть над чулком, бедра, показывающиеся над высокими сапогами и уходящими под мини-юбку, соблазнительные чулки в сеточку, бюстгальтеры, лишь поддерживающие полностью оголенные груди и все остальные хитрости — это то, чем пользуются даже самые неэксгибиционистские женщины для соблазна.

Эротическое воздействие одежды не уменьшается, даже когда она не одета. Инстинктивно об этом знает любая женщина и то задолго до того, как стриптиз стал спектаклем.

Даже брюки (форма одежды обоих полов) излучают провоцирующий эротизм тем, что облегают бедра и задние части, колыхающие при каждом движении.



ПОВЕДЕНИЕ И ЖЕСТЫ

Иногда они дополняют эротизм одежды. Женщина не должна обладать большой фантазией, чтобы наклониться к мужчине и позволить ему заглянуть в ее небрежно расстегнутый корсаж или непринужденно приподнять юбку над скрещенными ногами. С помощью вызывающих ноток в поведении вы можете оценить производимый вами эффект на мужчину, поднимающегося следом за вами по лестнице, в то время как вы слегка приподнимаете юбку (именно это заставило Жоржа Клемансо сказать: "самое лучшее в любви — подниматься по лестнице!").

Эротические жесты женщин совсем не зависят от их одежды. По способу его воспроизведения такой обычный жест, как облизывание губ языком может в различной степени выражать эротическое настроение. Не говоря о том, что можно выразить ртом с помощью банана или мороженого.

Отсутствие жестов также может создать эротическое напряжение: танец Кармен с руками за спиной привлекает освобожденной от всяческих жестов чувственностью. Попробуйте сделать это в следующий раз, когда вы танцуете со своим мужем.



СЛОВА

Слова тоже имеют эротическое воздействие. Они соблазняют, приглашают, выражают желание прикосновения, благодарность за ласку, уточняют желания, направляют жесты. Даже самые непристойные слова разжигают желание, одновременно выполняя роль громоотвода наших эротических видений. Говорите, когда вы занимаетесь любовью!

ЭРОТИЗМ НЕ ВСЕГДА НЕПРИНУЖДЕННЫЙ. СПРОВОЦИРУЙТЕ ЕГО С ПОМОЩЬЮ ИГР И СЦЕНАРИЕВ

Еще с ранних лет желание играть естественно и непринужденно. Во многих из этих невинных игр психиатры обнаружили еще невыявленные тенденции сексуальных отклонений. Ребенок играет в прятки (вуайеризм?), в индейцев с привязанной к столбу жертвой (властвование, подчинение?), в маму и папу (примитивный эротизм?). Дети любят переодеваться (травестизм?). Они осыпают нежностями своих кукол, но также и наказывают их (садизм?).

Непринужденные игры прекращаются в юношестве. На их место приходят занятия спортом и интеллектуальные игры. Но они не бывают спонтанными. Они конкретны и имеют точные правила и границы.

Во время сексуального созревания игры появляются вновь, но уже в отношениях пары. Почти всегда они имеют своей основой какое-нибудь сексуальное отклонение в очень смягченной форме. И совершенно естественно, что они не всегда осознаются как проявление сексуального обоснованного поведения. В большинстве случаев это обычная форма детской игры, но с сексуальной направленностью.

Например, во время поездки на природу приятельские пары решают поиграть в жмурки. Тот, у кого завязаны глаза, конечно, не лишит себя удовольствия обойти руками тело женщины, которую он должен распознать (игра не имеет ничего общего с обменом партнеров в парах).

Во время вечеринки кто-то подбрасывает идею поиграть в "гомосексуальную" игру: женщины танцуют парами, а мужчины — жюри по выбору самой "лесбиянской" пары.

Травестизм подсказывает игру, в которой женщина принимает роль мужчины, страстно раздевая своего мужа, переодетого в женщину.

Многие сексуальные игры основаны на властвовании и подчинении. Но иногда они разыгрываются в противоположном направлении от действительной модели. Например, авторитетный в жизни мужчина принимает роль собаки на поводке у женщины, раболепно исполняющий ее самые нелепые приказы. Вариантом этой игры является связывание рук и ног. Такая односторонняя зависимость возбуждает обоих партнеров, игра не всегда заканчивается половым актом. Если дойдет до этого, то он напоминает изнасилование.

Садомазохизм — вдохновитель многих игр. Кроме связывания одного из партнеров, возникают и другие ситуации, имитирующие унижение (стояние на коленях, хождение на четырех ногах, словесные обиды). Самым классическим звучанием отличаются шлепки по заду рукой, которые одновременно являются мощным эротическим стимулятором. Но все эти действия не должны выходить за рамки игры, нельзя переигрывать и создавать атмосферу наказания. Существенное значение для такой игры имеет взаимное согласие партнеров, и в любом случае должен быть установлен регламент, дающий право "жертве" сказать; "Стоп, я больше не играю".

Воображение может подсказать нам множество игр. Некоторые из них не нуждаются в партнере. Например, игра в надписи в уборной: повесьте там грифельную доску и мел. Каждый может выразить рисунком или словом то, что ему трудно выразить. Другой пример: игра с телефоном. Вы звоните своей жене, зная, что у нее в гостях подруга или что она на своем рабочем месте с коллегами. Начинаете разговор на конкретную сексуальную тему, и она, одновременно разволнованная и смущенная, должна отвечать вам в их присутствии.

Эротические игры предполагают и соучастие партнеров. Можно договориться о специальном "коде": слова, на первый взгляд лишенные смысла, но лишь для других людей, какие-нибудь письменные знаки, положение различных предметов на накрытом столе и т. д.

Кроме этих "кодов", другие игры не бывают предварительно обдуманными и согласованными. Один из партнеров случайно берет на себя инициативу, другой соглашается или отказывается играть. В отличие от этого, сценарий — это форма игры, требующая сотрудничества между двумя партнерами. Эротические сценарии — лучший способ преодоления застенчивости, робости или некоторых более специфических трудностей общения партнеров. Сам процесс выдумывания сценария — уже игра. Реализация его — тоже игра, в которой каждый партнер импровизирует в рамках своей роли, которую он для себя выбрал.

На практике все происходит следующим образом: один из партнеров придумывает действующих лиц и ситуации. Другой принимает их как начало игры и выдумывает продолжение, или отвергает их и предлагает что-нибудь другое, или же изменяет первоначальные предложения.

Например: мужчина пережил катастрофу. Гипс мешает ему двигаться и он лежит на больничной кровати... Один из партнеров продолжает: ...его жена приходит навестить его...

Другой партнер: ...лучше, если в палату войдет медицинская сестра...

(И т. д... Продолжением сценария может быть появление супруги в тот момент, когда ее муж развратничает с медицинской сестрой.)

Сценарий позволяет партнерам выдумывать сцены, давать волю своей фантазии о вещах, о которых они не посмели бы начать разговор, но которые начинают воспринимать в рамках данной игры. Сценарий дает каждому из партнеров возможность незаметно выразить свое определенное желание дли понимания реакции другого. Если она отрицательна — ничего страшного, ведь это только игра!

Независимо от эротического возбуждения, содержащегося в самом приготовлении сценария, факт, что они могут общаться подобным образом, — уже достаточная причина для возбуждения партнеров. Сценарий создает предпосылки осуществления сексуальных практик, которые в другом случае могли бы создать напряжение в общении. Он также может дать возможность проявления обычно пассивному партнеру, не вызывая тем самым удивления со стороны другого.

После его создания, сценарий можно осуществить сразу же, отложить на потом (способ продлить ощущение удовольствия) или вообще не проигрывать. Вот несколько примеров для начала сценария:

— женщина очень вызывающе одевается, гримируется и исполняет роль проститутки, от которой мужчина получает конкретные и очень дерзкие предложения;

— мужчина насилует девушку, путешествующую автостопом. В тюрьме одна из надзирательниц мстит за нее, наказывая его страшным образом;

— розовый телефон. Мужчина и женщина последовательно отвечают мнимым абонентам, которые непристойным образом выражают свои пламенные желания;

— фотограф набирает фотомодели для участия в конкурсе порнографического журнала.

Существуют тысячи сценариев, которые можно выдумать используя различные ситуации в школе, суде, гостиницах, ис-поведальнях, магазинах женского белья.

Некоторые из сценариев могут обладать качествами киносценариев. Ничто не мешает вам взять в прокат видеокамеру и заснять их (или нанять кого-нибудь с вуайеристскими пристрастиями снимать вас).